moya_lepta (moya_lepta) wrote,
moya_lepta
moya_lepta

Categories:

Как человек заговорил

Действительно – как?
На этот счёт в лингвистике имеются две теории: звукоподражательная и теория жестов (моторная гипотеза).
Главенствующая звукоподражательная
теория считает, что человек подражал окружающим его звукам, издавал какие-то свои сигнальные непроизвольные
выкрики, а потом непонятным образом у него что-то переклинило в мозгу и всё это превратилось в слова.
Поверить в это сложно. Да и многолетние опыты с обезьянами оказались бесполезными и доказать происхождение
речи от звукоподражания не смогли. Хотя животные обладают набором звуковых сигналов, присущих только данному
виду, и намного более тонким слухом, чем у человека. Но при этом слон не пытается подражать птичьему щебетанью,
а кошка не пробует лаять. Им это не нужно. Звуковые сигналы животных рефлекторны: рычат при нападении или
защите, мурлычут от удовольствия. И никогда наоборот. Потому что не осознают сами, какой звук производят в
определённом состоянии. Этот звук – просто часть состояния, результат сократившихся или расслабившихся мышц,
а не осознанных мозговых усилий животного. Даже если бы и нашёлся какой-то зверь, способный подражать всем
звукам вокруг себя, эти звуки всё равно не превратились бы в слова. Это была бы всё та же рефлекторная
сигнальная система, только межвидовая (если можно так выразиться). Роль такого универсального зверя
звукоподражательная теория отводит человеку: раз у него нет собственных, присущих только его виду звуков,
то он должен был воспользоваться чужими. Но словами, осознанной речью эти заимствованные звуки даже у человека
стать не могли. Иначе до сих пор волк-тигр-лев назывались бы во всех без исключения языках "Р-р-р", а
море-ветер-трава-змеи "Ш-ш-ш" – строго по звукам, ими издаваемым. Ну а поскольку такой картины мы не
наблюдаем, то и заговорил первобытный человек каким-то иным (а не звукоподражательным) способом.

Моторная гипотеза предполагает, что человек заговорил с помощью жеста и мимики. Она ближе к истине.
Хотя бы потому, что звукоподражательная теория объясняет, как могли бы появиться названия звучащих сущностей,
но не может объяснить, как появлялись бы названия предметов, действий, направлений, свойств и качеств – они ведь
беззвучны, подражать тут нечему. Зато с помощью жеста можно легко показать где, куда и откуда, холодно или жарко,
съедобно или ядовито, убегать или оставаться. Именно жест, как осознанный знак человеческой коммуникации,
должен был предшествовать появлению слов. Мне, эмигрантке, хорошо знакомо состояние вынужденной немоты в
иноязычной среде. Объясниться, конечно, можно: улыбнуться, покачать головой, помахать руками во всю силу разумения.
Нарисовать чего-нибудь в самом крайнем случае. Внимательному собеседнику вполне достаточно. Высоконаучного
разговора не получится, но желаемого результата добиться можно. Эта ситуация в корне отличается от жестового
разговора глухонемых: они, хотя бы частично, всё-таки пользуются словами. Не знающий чужого языка этой
возможности лишён. У него есть от природы слух и голос, у него правильно устроены мозги и гортань, но
совершенно нет слов. И должно пройти какое-то время, чтобы они появились: эмигрант, как маленький ребёнок,
будет слушать, повторять, учиться и в конце концов заговорит теми же словами, что и окружающие. Но как
заговорить молчащему, если никаких слов ещё вообще нет? Так было и с древним человеком: он смог заговорить
только тогда, когда в его распоряжении оказались слова.
Вот мы и подошли вплотную к главному вопросу: как появились слова?
Как жест или другой мимический знак стал словом?

И на этот счёт в лингвистике есть две теории. Первая: случайный набор звуков, затверженный повторением,
а потом опять непонятным образом у человека что-то переклинило в мозгу и всё это превратилось в слова.
То есть каким-то непостижимым способом в этот затверженный набор звуков был втиснут смысл и появилось слово
со своим собственным значением. Невозможность превращения случайного набора звуков в слова заставляет
отказаться от этой теории. И невозможность втискивания значения в произвольный набор звуков очевидна:
попробуйте сами произнести какое-нибудь "у-уу" или "абырвалг", а потом объясните собеседнику при полном
отсутствии других слов и не прибегая к жестам, что означает произнесённое вами. Получилось? То-то же...
Если уж человек имел необходимость назвать нечто словом, то смысл (значение, характеристика этого нечто)
должен был предшествовать звуковому набору.

Теория вторая предполагает, что "произвольное связывание звуков и/или жестов (в первом случае нужна
дополнительная преадаптация мозга) со значениями и комбинирование символов были некогда кем-то изобретены
(об одномоментности возникновения языка писал еще Гумбольдт), а затем распространились, подобно любому
полезному навыку"
(А.Г.Козинцев, "Происхождение языка: новые факты и теории" 2004).
Целиком и полностью разделяю мысль об изобретении слов: они не были даны человеку природой; они такой же
приобретённый навык, как строительство, выделка кож или ловля рыбы. Но даже в эту очень правильную теорию
вкралась ошибка: связь символа со значением ни в коем случае не могла быть "произвольной", иначе опять
пришлось бы втискивать значение в набор звуков. Что, как мы уже обсуждали, невозможно.

Слова – это комбинация символов.

Символ же – он не просто какой-то звук или графический знак, он – смысл, значение. Основа того, что должно
стать будущим словом в любом (жестовом, графическом или фонетическом) исполнении. Каждое слово есть набор
знаков с определённым значением. Собственные значения каждого знака (символа) складывались вместе, создавая
каждый раз новое слово. Замена одного символа другим означала замену значения. Ничего произвольного или
случайного при составлении первых слов быть вообще не могло: это означало бы хаос, а не осознанную
продуманную систему построения.

Но для того, чтобы понять, как работала эта система, нам придётся преодолеть ещё одно серьёзное
заблуждение лингвистики/этимологии. Считается, что слово было прежде сказано, и только потом-потом-потом, когда
изобрели письменность, -- записано. Якобы потому, что всё на свете развивается от простого к сложному. И первобытный
человек мог сначала только чего-то там звукоподражать. А записывать эти звуки он научился, спустя тысячи лет...

В действительности всё было наоборот: человек не мог заговорить, не имея в своём распоряжении слов. Вот когда
создал слова, когда изобразил их хоть жестом, хоть графически – тогда и получил возможность ими говорить. В
противном случае ему просто нечего было бы озвучивать.

Теперь дело за малым: надо выяснить, где человек брал символы (знаки) для составления слов и каким образом в
эти символы были вложены значения.
Об этом мы ещё обязательно поговорим.

Для тех, кто не видел, повторяю ссылки на статью об ошибках этимологических поисков и о том, что завело в
тупик классическую этимологию:
https://moya-lepta.livejournal.com/20902.html
https://moya-lepta.livejournal.com/21069.html часть 2
Tags: лингвистика вообще, этимология
Subscribe

  • Серьги, Сергей, сержант

    Эти слова удобно рассматривать вместе. Так лучше видно, что при всём своём сходстве они друг дружке не родственны. Имя Сергей (он же французский…

  • Краватка

    В самом конце 1980-х появились в центре Киева странные парни, пристававшие к прохожим с языковыми вопросами. При отсутствии правильного ответа –…

  • Суровый. Север

    В прошлый раз мы разбирались со словом "суровый" в значении "изначальный, естественный, необработанный". Сегодня рассмотрим ещё одно русское слово…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments