moya_lepta (moya_lepta) wrote,
moya_lepta
moya_lepta

Categories:

Как человек заговорил (часть 2)

Итак, мы пришли к тому, что:
1. человек смог заговорить только тогда, когда в его распоряжении оказались слова;
2. слова были сначала написаны (изображены символами), а не проговорены;
3. образование слов – не случайность, а строгая система;
4. слова составлялись из значений (символов);
5. символ – это описание (характеристика) чего-либо, изображённое жестом или графикой.

И всё. Дальше – темно и совершенно непонятно, откуда эти символы-описания появились.

В этой точке поисков мы оказываемся в абсолютной пустоте: ни теорий, ни путеводной научной звезды.
Ни даже слабенькой свечечки... Неужели же все прошлые поколения говорящих людей не оставили нам если уж не ключа от
этой тайны, то хоть какого-нибудь намёка?
Оставили. Мало того – ревностно этот ключ сберегали. До такой степени ревностно, что вынуждены были объявить некий
изначальный текст святыней, чтобы не допустить в нём ни малейших изменений. И вынуждены были во многих поколениях
заставлять своих детей заучивать этот текст наизусть. Это был единственный и, как оказалось, самый действенный
способ хранения. Да, вы правильно поняли: я о евреях. Считая, что хранят свою историю, они сохранили в
неприкосновенности слова, которыми она была записана. Разговор сейчас не о том, что именно написано в еврейской
Книге, а о языке, которым написано. О древнееврейском языке, об иврите. А что наука этимология, опираясь на мнение
науки истории, исключила его из сферы своих интересов – так это она своими собственными руками зашвырнула золотой
ключик от тайны далеко в болото. И тут же превратилась из науки в классификацию: невозможно без ключа открыть
дверь истины. Это не та дверь, которую можно просто взломать.

Только вот чем в ситуации научного неведенья может помочь чужой, ни на что не похожий и потому упорно не
принимаемый в общечеловеческую семью язык? Да тем, что он – единственный из земных языков, кто прошёл весь путь
создания слов самостоятельно. По той простой причине, что был – первым. И если внимательно рассмотреть, как устроен
(и как работает) иврит, то можно понять, как появились слова и символы, их составляющие. То есть получить ответы
на главные вопросы этимологии.

Иврит консонантен – в нём пишутся только согласные. Примерно так, как до сих пор пишут некоторые слова сербы:
срце (сердце), брз (быстрый), спрски (сербский), прво (первое)... Консонантность – это главное свидетельство
того, что

иврит был создан для визуального общения.

В абсолютно бессловесном молчащем сообществе надо было обозначить некие понятия знаками (символами), которые
собеседники могли видеть и понимать. Говорить ещё было нечего. То есть знаки для гласных ивриту попросту не
были нужны. Ивритские слова (слова древнееврейского языка) были сначала изображены, а не сказаны: создавалось
только то, что было крайне необходимо.

Ещё одно свидетельство того, что в иврите озвучивался уже существующий графический знак – полное соответствие
звука и знака (символа).

Древнееврейский набор символов (алфавит) состоит из 22 знаков (букв). Он – единственный, полностью
соответствующий потребностям языка. Остальные алфавиты очевидно приспособлены: некоторые звуки изображаются в них
с помощью нескольких букв или диакритических знаков.

Если бы было наоборот – сначала звук, а потом знак для него, то в иврите, как во всех иных языках, были бы видны
попытки разделять разные звуки разной графикой. Что и происходит сейчас, когда нужно передать на иврите звучание
иностранных слов со звуками Ч или Ж. Но мы ведь говорим не о современности, а о тех дальних временах, когда вообще
никаких языков ещё не было и ивриту вполне хватало своих собственных знаков для создания своих собственных слов.

Какой-то безвестный гений умудрился сверкнувшую в его голове мысль изобразить жестом, жест превратить в символ и
из символов сложить слова. Получился молчащий иврит. Не меньший гений сообразил придать каждому символу с постоянным
значением постоянный звук и научился этот звук изображать голосом. Поверьте, это была очень трудная работа. Точно так
же, как человек приспосабливал свои руки для выполнения каких-то действий, он приспосабливал для говорения свои
язык и гортань. Они плохо слушались – это ведь не было их природной функцией. Одно дело – чего-нибудь
нечленораздельное проорать или промычать, и совершенно другое – каждый раз осознанно издавать нужный звук при
нужном знаке. Но в результате долгих тренировок всё-таки получился звучащий иврит.

Ещё одно отличие иврита состоит в том, что

только в иврите любая комбинация букв образует слово.

Это означает, что буква древнееврейского алфавита – она не просто специально нарисованный "портрет звука", его
графическое изображение, а полноценный символ (знак, иероглиф) со своим собственным значением. Тот самый символ,
который мы ищем.
Разговоры об этом идут давно. В разные времена возникали мнения о том, что буква должна иметь какое-либо значение;
что важную информацию содержат только согласные, а гласными можно пренебречь – они существуют только для того, чтобы
слово было произносимым. Доказать это как-то не получилось. Видимо потому, что пытались наделить значением буквы
латинские, греческие и даже славянские. Но ведь они были уже просто буквами, а не символами, как в иврите, -- вот и
не нашлось доказательств.

В самом начале ивритского словообразования два символа просто ставились рядом. Так получились самые древние
двухзнаковые слова. С трёхзнаковыми словами уже сложнее: некоторые из них просто набраны из трёх символов (так же,
как раньше набирали из двух), а некоторые созданы из уже готовых двухзнаковых слов прибавлением ещё одного нужного
символа спереди или сзади. Встречаются слова однознаковые. Точнее: они двухзнаковые, но работает в них только один
символ, а второй нужен только для того, чтобы слово выглядело словом. То есть пробовали по-всякому, эмпирическим
путём подбирая точнейшее из значений и самую удобную конструкцию. Время, за которое было набрано достаточное для
первичного общения количество простых слов, -- это и было то самое время "молчащего языка". Последовавшие за этим
простым набором даже минимальные грамматические изменения уже требовали говорения (звукового изображения слов).
Например, меняя произношение А на Э в ивритском корне, меняли время действия глагола с прошедшего на настоящее или
делали из глагола существительное. Написание (графическое изображение) слова при этом не изменялось. Так оно работает
до сего дня.

Доказательством сказанного является название древнееврейского языка – иврит.
Название это (как и название "еврей") образовано от глагола "авар" (עבר – проходить, преодолевать, переходить,
пропадать, исчезать). Получается, что иврит – это язык, который должен был по определению исчезнуть или перейти
в нечто другое? Почти так. Особенно, если вспомнить о Вавилонском смешении языков. Но у глагола этого есть одна,
очень важная для этимологии, тонкость: он, оставаясь одинаковым в написании, делится произношением на две группы
значений. На "авАр" (переходить, преодолевать) и "ивЭр" (зачинать, оплодотворять, дать начало чему-нибудь, постичь, вообразить).
Разница лучше видна на производных:
"авУр" (עבור – продуцировать, изготовлять, создавать, выпускать) и
"ивУр" (עבור – замысел, концепция, план; осмысление, понимание).
Тут нет противоречий: переходить можно как с места на место (преодолевая при этом препятствия и расстояния),
так и из состояния в состояние (опять же преодолевая какие-то различия или намеренно создавая их этим переходом).
Если некто сообразил, что острым камнем можно резать и стал осознанно выискивать нужные камни – он "ивэр" (постиг,
замыслил, дал начало). А когда стал заострять камни, придавая им нужные свойства, -- он "авар" (создал, изготовил).
Камень в его руках перестал быть просто камнем – он перешёл в разряд "инструменты".
Греческий торжествующий возглас "Эврика!" тоже есть ни что иное, как ивритское слово "ивэр", и означает не столько
"нашёл!" (как обычно переводят), сколько "осмыслил, понял, преодолел". Ну и, естественно, если что-то преодолели
или перешли (от непонимания к пониманию в том числе), то оно становится прошедшим, исчезнувшим. Произношение
"авар-ивэр" указывает нужный оттенок слова. Поэтому иврит, в полном соответствии с названием, это не столько то,
что должно было исчезнуть, сколько язык, давший начало словам и речи. Иврит – это, буквально, то, что было задумано
и создано для преодоления молчания. Он – инструмент перехода (или переходного периода) от осознания к речи.

Этот переходный период был завершён (скажем так) в Вавилоне. Слова перестали создавать из символов – символы, как
значения, исчезли. Остались звуки, которые им принадлежали. Они и стали другим, более лёгким, способом восприятия слов:

язык вступил в царство фонетики.

Tags: этимология
Subscribe

  • Качели. Жест

    Качели – отглагольное существительное от качать, качаться и катать, кататься. По поводу этимологии этой четвёрки у Фасмера жуть чего накручено:…

  • Казах. Казак.

    Этимологический словарь русского языка М.Фасмера считает эти слова родственными: каза́к, а́-, укр. коза́к, др.-русск. козакъ «работник, батрак»,…

  • Господар. Господин. Господь

    Этимологический словарь украинского языка, рассматривая слово "газда" (хозяин), объединяет его родством со словом "господар" (хозяин). Предполагая,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments