moya_lepta (moya_lepta) wrote,
moya_lepta
moya_lepta

Category:

Ворона и другие птицы

(в продолжение этого разговора: http://ru-etymology.livejournal.com/1352890 )

Всё как всегда: приходит в сообщество человек, задаёт очень хороший вопрос и получает в ответ свою порцию "случайных совпадений".
На каком, простите, основании вынесено определение о случайности и совпадении? Да на всегдашнем и очень научном основании: индоевропейская теория строго-настрого разделила языки по группам. И через границу – ни-ни. Потому что нельзя за флажки. Не смущает даже то, что об этимологии сравниваемых слов вообще ничего не известно. Мы не понимаем, что говорим, когда называем ворону "вороной". И точно так же не понимаем, что говорят на Мадагаскаре, называя словом "vorona" любую птицу. Ну так давайте разберёмся, это же очень интересно! И вполне возможно, что по результатам разбирательства не надо будет говорить о случайностях.

Первое и непременное условие нашего разбирательства: все языки произошли из одного праязыка и, следовательно, между языками нет непроходимых границ.
Второе непременное условие: понимание исследователем последовательности "сначала слово – потом язык". К сожалению, многие просто не понимают, что сначала у человека появились слова и только потом на их основе образовались разные языки. Язык – это всего лишь локальный способ произношения и использования произошедших от общих корней слов.

Эти два условия полностью исключают вывод самого толкового комментария к разговору в сообществе: "Вот по этой ссылке вы можете найти, как звучит слово "птица" в языках малайско-полинезийской группы австронезийской семьи (в последнем столбце пометка для языков этой группы начинается на "A:M:"). В большинстве случаев это что-то похожее на manu или mani и восходит к реконструированному прото-малайско-полинезийскому слову *manuk. Однако в некоторых языках птица обозначается такими словами как boorong, mahawuruŋu, buruŋ, kawurna, burunq и т.п. Все они (и искомая мальгашская vorona) восходят, видимо, к прото-малайскому *buruŋ, а к русской вороне никакого отношения не имеют." (v1adis1av) Почему не имеют, если уже по условию задачи нет и не может быть ни отдельного прото-малайско-полинезийского, ни отдельного прото-русского (прото-индоевропейского)?

Начнём с вороны русской.
У Фасмера в статьях "ворон" и "ворона" указаны только родственники:
старославянский – вранъ, врана
украинский – ворон, ворона
болгарский – вранът, врана
польский – wron, wrona
чешский – vran, vrana
древнепрусский – warnis, warne
латышский – varna
литовский – varnas, varna
эстонский – vares
финский -- vares, varis
ненецкий -- warηa, warηe.
Это всё. О происхождении слова нет ничего. Оглянемся внимательно по сторонам. И тут же наткнёмся в том же русском языке на слово "орнитология". Наука о птицах, название которой набрано из двух древнегреческих слов: "орнис" (όρνις -- птица) и "логос" (λογος -- учение). Сходства греческой птицы с русской вороной не замечаете? А ведь они однокоренные. Оба слова построены на корне О-Р-Н (В-Р-Н). В этом месте можно удовлетворённо потереть руки, объявить "ворону" заимствованием из древнегреческого и успокоиться. Мадагаскарская "vorona", называющая, как у греков, любую птицу, становится русской вороне родной сестрой.

Но успокаиваться мы не будем. Потому что ещё не знаем, как появилось и почему стало называть любую птицу древнегреческое слово όρνις. Ну и фонетику (О-В) надо разъяснить.

Древнегреческую этимологию придётся искать самостоятельно. И был бы у нас с этими поисками полный тупик, если бы рядом с όρνις и производными от него не стояло в словаре очень похожее слово όροφος (кровля, крыша, потолок). По виду они вроде однокоренные, но что общего между птицей и крышей с потолком? Оба предмета подняты, возвышены, находятся сверху. (Спасибо, дорогая семантика!) Это доказывает, что оба древнегреческих слова образованы от ивритского слова "hар" (הר -- возвышенность, гора).
Однокоренные ивритские слова: "hэрэр" (הרר -- горы, череда возвышенностей, горная цепь); "hарари" (הררי -- житель гор; гористый); "hарэль" (הראל -- алтарь, возвышение в церкви). Поскольку ивритское ה непроизносимо, то в древнегреческих словах όρνις и όροφος исходный корень записан όρ-. Всё остальное – суффиксы и окончания.

Вывод: никаких случайных совпадений. Мадагаскарская "vorona", "ворона" русская и древнегреческое όρνις буквально означают "возвышающаяся, поднимающаяся". Что вполне описывает летающих в небе животных.

Фонетика. То есть как О стало В. Начнём с того, что в иврите это одна буква (О-У-В). Но в нашем случае это роли не играет. В нашем случае это почти стандартный переход непроизносимого ה (h) и даже ג(Г) в W, V, В:
горы – но "вира!" (подымай!), верх и немецкое Berg (гора);
грабить – но вор,
французское слово guerre (война) – но английское war (война),
русское гвардия или итальянское guardia -- но украинское варта, вартовий (стража, стражник),
украинский горобець -- но русский воробей.

Фонетика показывает, что "ворона", в отличие от "vorona", вряд ли была позаимствована из древнегреческого όρνις. Поскольку в русском есть слова, образованные прямо от ивритского корня: "hар" (הר -- возвышенность, гора) – гора, горний (верхний, возвышенный), горный (находящийся в горах). Как видите, даже флексии при образовании производных совпадают.

Однокоренные слова от корня הר:
горы, верх и немецкое Berg (гора);
гряда, грядка;
гриф;
гайворон;
грач, украинское грак;
орёл – как именно высокогорная птица; окончание в этом слове при заимствовании уже было: это в чистом виде "hарэль" (הראל -- алтарь, возвышение в церкви); архангельское "орёлка" (холм среди низменной местности);
армянский – "agrrav" (ворона);
английский – erne (орлан);
баскский – arrano (орёл), txoria (птица);
боснийский – vrana (ворона), orao (орёл);
валлийский – frân(ворона), eryr (орёл);
венгерский – varju (ворона);
датский – ørn (орёл);
исландский – őrn (орёл);
монгольский – хэрээ (ворона);
японский – "tori" (птица).

Птичьи полинезийские слова boorong, buruŋ и burunq к "vorona" отношения не имеют. Они образованы от ивритского "парах" (פרח -- летать). Однокоренное слово – "порэах" (פורח -- летающий, летучий, могущий летать). То есть эти птички названы буквально не "возвышающимися, подымающимися", а "летающими". У древних тюрков есть слово buruŋ, означающее дальность полёта стрелы. И даже в монгольском орёл называется словом "бургэд". Отсюда также русские "порхать, парить".

И последнее: украинский горобець и русский воробей к воронам и орлам отношения не имеют. Они образованы от ивритского корня "hарбэ" (הרבה -- много, множество, многочисленное). Так и называются – орава.

Вот теперь можно удовлетворённо потирать руки – ответы найдены :)
Tags: этимология
Subscribe

  • Внучеково

    Поют с папой "Три белых коня". -- Папа, почему они белые? -- Потому что декабрь, январь и февраль – зимние месяцы. И везде снег. -- Но у нас же нет…

  • Гардеробчик

    Кукла наша потихоньку обрастает одёжками. Внукам развлечение, баба изводит тряпочки... Деда уволили из камердинеров -- умудрился не так одеть…

  • Хвастаюсь

    Точнее -- хвастаемся. Внучек закладку довышивал. Это уже вторая. Первую (с цветочком) баба сфотографировать не сообразила. Нитку в иголку внучек…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments